iefimov: (Default)
Минобрнауки России: что удалось за восемь лет. Наука и технологии России

Мой комментарий: В новом правительстве Путина-Медведева, наверняка, поменяют министра Науки и Образования. Фурсенко сделал много полезного и попытался сделать первый шаг в сторону мировых стандартов. Это ему зачтётся, но по-видимому, только на небесах. Сейчас начинается новый этап, который Путин захочет начать с чистого листа. Минобрнауки - один за ведущих кандидатов на смену власти, но новый министр скорее всего придёт изнутри, чтобы продолжить ту же линию на сближение с мировым научным и образовательным сообществом. Мой фаворит - один из зам. министров (не скажу какой)... С ним было бы можно работать и дальше.
iefimov: (Default)
Поеду на Кардиостим с пленарным докладом по низкоэнергетичной кардиоверсии мерцательной аритмии. Каждая поездка в этот город - праздник, трепет и гордость. Мой дед Константин Васильевич Ефимов защищал его почти всю блокаду и погиб в последние дни прорыва кольца блокады. Как раз в один из Кардиостимов я нашёл братскую могилу, где похоронен дед вместе с сотнями погибших в тех боях в 20 километрах к югу от Санкт-Петербурга.
iefimov: (Default)
Мне не очень понятно, что теперь будет со Сколковским проектом, после того как Медведева поставят на место после выборов. На какое место его поставят мне тоже не понятно. Посмотрел сегодня програму Познера с ушедшим в отставку Андреем Кудриным и с новым послов США в России Майклом Макфолом. Я помню написал в ЖЖ, когда стало известно о решение "тандема" опять выдвигать Путина, о том что это вызвало ощущение подщёчины. Три года поиграли в сказки про инновацию и демократию, в долгие интервью в живом эфире с народом - и хватит, выборы провели два человека от лица всех граждан, и уже выборали... Познер спросил у Кудрина, не является ли именно это "последней соломенкой сломавшей спину верблюда" - ставший явным обман: оказывается все четыре года правления Медведева велись после того, как уже было принято решение, что Медведев на второй срок не пойдёт, и все его долгосрочные обещания были основаны на этой лжи. Кудрин перефразировал, но в общем-то подтвердил, что разочарование ожиданий, которые были простимулированы Медведевым у креативной части граждан - является причиной протестов. На митингах протеста, ставших уже традицией, четверть участников - состоявшиеся успешные бизнесмены и управленцы крупных компаний. Немцовы пока исполняют технические функции, но эта четверть участников - бизнесмены, управленцы и собственники - могут начать что-то новое и возможно более взрослое. Их врядли интересует бездельник Явлинский, который появляется из добровольного изгнания только перед выборами, а остальное время непонятно чем занимается, или комсорг Немцов - матом разруливающий постаревшую золотую комсомольскую молодёжь, набранную во власть Ельциным и изгнанную из власти ещё при Ельцине. Это всё интересно - но пока слишком аморфно, чтобы подвергать анализу.

В вот проект Сколково - знаковый. Уже обронили определение = Сколково - это заявление Медведева на должность премьера в новом правительстве. Но я не уверен, что у него хватит способностей и ресурсов, возможно тут как раз найдут стоящего управленца. Под Сколково слишком много и слишком многим обещали. Тем временем Сколково проводит две концеренции на западе: на следующей неделе 9-10 февраля она пройдёт с Кембридже, (то есть Бостоне) в США, а через месяц - в Кембридже Английском. На обеих концеренциях будет презентация Сколково западному академическому и бизнес сообществу. В Бостоне находится президент нового Сколковского Института Науки и Технологии, который является профессором Массачусетского Института Технологии. За ним стоит поддержка MIT и американского академического сообщества. В английском Кембридже конференцию организовали свои - учёные писавшие письма Медведеву о кризисе науки. Поддержки английского академического сообщества пока не видно. Его, собственно, видимо и пытаются там получить. Обе конференции видимо хорошо профинансированы - участникам оплачивается проезд и проживание.

Увы, я не поеду ни эти конференции. Сначала согласился поехать в Бостон - но по старой русской привычке полной неорганизованности - сроки конференции были перенесены на неделю позже изначально запланированных. А мне нужно лететь в Сиэтл на заседание совета NIH 9 февраля. На аглийскую конфенцию тоже не могу поехать - на следующей неделе еду в Санкт-Петербург. А кроме поездок ещё и работать нужно - читать лекции студентам и писать статьи и гранты...

Но с интересом послушаю участников этих конференций, которые будут представлят нашу ассоциацию RASA, о том что там будет происходить...
iefimov: (Default)
Вчера был удивительно насыщенный день, проведённый в Москве. Несмотря на то, что это уже была третья ночь почти без сна (так и не удалось перестроиться на местное время), встал в 4 утра и переделал давно висевшие на шее дела - письма, рекомендации, решения по статьям в журнале AJP.

В 10 утра отправился в научный центр хирургии им. Петровского. Встретился с замечательным директором центра и его сотрудниками - дела медленно, но верно налаживаются в российской кардиологии, несмотря на цинизм властей и бесправие врачей. После разговора о планах на будущее, мы отправились пешком в близлежащий Новодевичий Монастырь. Поразительно близкое сердцу каждого русского место, где историей дышит каждая пядь земли. Вот могила героя войны 1812 года Дениса Давыдова, тут Борис Годунов позволил себя упросить на царство, а там висели стрельцы под окнами царевны Софьи. Экскурсовод провела нас по монастырю, показала Смоленский собор, который обычно закрыт на зиму, в котором похоронены: первая жена Петра I возле колонны с изображением святой Софьи и, вдоль дальней стены храма, три его сестры, включая Софью, могила которой находится в дальнем углу. Перед нами собор и монастырь показывали королеве Бельгии, которая долго не хотела покидать это удивительное место, нарушив все протоколы и расписания. День выдался ветренный и холодный, но удивительно солнечный. Дождавшись отъезда королевы и её свиты, мы вслед за экскурсводом вошли в нетопленный Смоленский собор, где удивительный по красоте и убранству, недавно отреставрированный иконостас уходит высоко в небо, почти под самую крыши собора. Я сделал с десяток фотографий. После этого мы были приглашены выпить чаю и поговорить с матушкой Игуменией. Монастырь около года назад наконец-то был возвращён церкви после десятилетий советского музейного существования. Жаль что времени практически не было, так хотелось никуда не уходить и продолжать разговор с этой удивительной умной женщиной, для меня олицетворяющей историю России и Русской Православной Церкви. На прощание она подарила компактный диск с надавней записью хоря Московского Новодевичьего монастыря "К Богородице прилежно ныне притецем" и книгу "Пушки у святых ворот", состоящей из рассказов очевидцев о событиях 1812 года в Новодевичьем монастыре. Особо описана история чудесного спасения монастыря монахинями, которые сумели затушить запалы к бочкам с порохом оставленные уходящими французами, которые использовали монастырь как склад оружия во время окупации Москвы. У меня не укладывается в голове, как могли французы заминировать эту жемчужину христианства и русской культуры... Это было бы подобно неукладывающимуся в голове воображаемому минированию Нотрдама в Париже уходящими русскими войсками. Как такое варварство пришло в голову Наполеону?

Но увы - нужно было ехать в управление Сколково, которое расположено в комплексе зданий World Trade Center. Встретились с директорами двух кластеров и обсудили возможность рассмотрения нашей заявки на создание компании-резидента Сколоково. Разговор получился - будем подавать заявку. После встречи поужинали в ресторане этого центра, расположенного в лобби отеля Crowne Plaza. Долго говорили о возможности и невозможности инновации в России, о цинизме и коррупции и возможности их преодоления разуверившейся стране, о том как это делается в США, в частности в MIT (я рассказал о недавнем исследование фонда Кауфмана которое оценило вклад MIT в экономику США и мира - http://web.mit.edu/newsoffice/2009/kauffman-study-0217.html).

После долгого ужина и разговора я сел в такси в вернулся к гостиприимным хозяевам дома, которые меня приютили в этот приезд. До полуночи беседовали на кухне за бутылкой хорошего вина о детях и их будущем, о России, о жизни, об инновации в России и в США, и о Новодевичьем монастыре...
iefimov: (Default)
Кадры решают всё, качество человеческого капитала страны определяется в первую очередь качеством высшего образования. А это в свою очередь определяется качеством научно-образовательного сообщества. Среди этого сообщества самую массовую группу предстваляет сообщество профессоров 4-летних коледжей. Именно они обучают большинство будущих инженеров, врачей, адвокатов, управленцев и представителей других профессий. Доход профессоров указывает на конкурентоспособность страны на кадровом рынке, то есть рынке самого дорогого и самого важного ресурса, определяющего будущее любой страны. 

College and University Professional Association for Human Resources опубликовала очередной обзор зарплат профессоров 4-летних колледжей США, которые дают образование на уровне бакалавров.

http://www.cupahr.org/surveys/nfss_surveydata10.asp



Интересно было бы стравнить эти данные с зарплатами в России.
iefimov: (Default)
Читаю интереснейшую книгу Бориса Бабкина о Иване Павлове. Это биография ученика Павлова о своём любимом учителе. Книга написана с большим уважением и любовью к великому русскому физиологу. В отличие от многочисленных биографий Ивана Павлова, написанных в СССР, Бабкин не был ограничен советским идеологическим надсмотрщиком, так как был профессором в западном университете и проживал в Канаде. Я не являюсь специалистом по Павлову, но биография Бориса Бабкина вызывает доверие, хотя и допускаю, что какие-то факты могут быть оспорены. Я читал лишь ещё одну биографию Павлова - написанную историком науки Даниелом Тодесом. Многие факты не сходятся в этих двух книгах. Недавно купил книгу ещё одного ученика Павлова - Каштоянца, изданную в 1930-е годы в СССР и переведённую на английский тогда же. Почитаю сразу за Бабкиным.

Книга Бабкина интересна многими деталями жизни Ивана Павлова и его работы в лаборатории.

Но меня больше всего поразило описание клановых войн в Российской дореволюционной науки. Описание беспардонного продвижения своих часто бездарных учеников предводителями научных кланов, извесных в России как "школы", на примере начальника Военно-Медицинской Академии патолога Виктора Пашутина, или невропатолога Владимира Бехтерева. Не знаю кто там был прав, кто виноват - автор биографии Борис Бабкин явно выражает позицию своего клана - то есть клана Ивана Павлова. Но войны между кланами были бескомпромичные - на поражение... В плен не брали. Лысенковщина не была чем-то особо советским - это просто доведённая до "совершенства" война российских научных кланов ("школ") в условиях социализма.

Видимо любое сообщество людей на ранней стадии развития принимает эту форму самоорганизации - клановое общество, пока не родится классовое общество. Каждый клан стоит в круговой обороне против других кланов, продвигает своих членов на все возможные посты и топит, часто путём интриг и предательств, а то и убийств и "посадок", представителей других кланов. Я застал отголоски этих войн в Институте Биофизики АН СССР на примере истории с "голубой кровью", закончившейся, как известно, смертью талантливого учёного, не желавшего отдать свой результат большому начальнику из другого но более мощного клана. В самих кланах также идёт борьба за власть - кровавая и беспощадная. Как только умирает непререкаемый руководитель клана начинается кровопролитие на олимпе за власть в клане. Начинается грызня за почётное звание "любимого ученика" Павлова (Бехтерева и т.д.). Если сам полумифический герой не отметил в своих работах конкретного "любимого ученика", то нужно доказать что он его благословил на смертном одре и именно ему завещал свой клан.

Я как раз сейчас паралелльно читаю книги о шотландских кланах 18 века - поразительно похоже на Российскую Академию Наук XIX-XXI веков. Те же интриги, кровопролитие, раздор и убийства из-за угла. Именно из-за этого раздора их и уничтожили англичане, которые уже перешли от кланового общества к классовому. РАН так и не перешла до сих пор от кланового общества к сообществу учёных, которое смотрит прежде всего на научный результат, а уже потом на то, чей ты сын, зять, или ученик.

Ссылки:
1. Daniel Philip Todes. Pavlov's physiology factory: experiment, interpretation, laboratory enterprise. 2002
2 .B.P. Babkin. Pavlov - A biography, 1949.

March 2013

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 12:27 am
Powered by Dreamwidth Studios