iefimov: (Default)
Подверженность теориям заговоров и ксенофибии - удел большинства людей, неспособных критически мыслить и эмпирически оценивать соответсвие своего миросозерцания окружающей реальности.

Несколько лет назад Билл Клинтон попытался выразить это в одной из своих речей в поддержку демократов-кандидатов в сенат. Я слушал его в Сент Луисе, отстояв в длинной очереди почитателей его ораторских способностей. Он оправдал все ожидания. Основная мысль была о том, что две американские партии имеют глубокое различие в основах своего миросозерцания. Республиканцы - видят мир через идеологию основанную на вере в набор постулатов и символов веры. Эмпирические факты не играют большой роли в мире, который видится через непоколебимую веру в 10 заповедей, книгу Мормона, или постылаты Айн Ренд. Президент Буш Мл. как-то заявил что он думают "кишками" (gut), что в английском означает что-то вроде внутреннего голоса или голоса Бога, обращающегося к нему напрямую. Факты реальности в этом не принимают большой роли. Демократы - в интерпретации Клинтона - философы, а не идеологи. Их миросозерцание основано на эмпирических наблюдениях и фактах, и на понимание того, что никто не может претендовать на знание непогрешимой истины. Если факты противоречили его пониманию реальности, то Буш плевал на факты и следовал своему видению мира, основанном на стабильности "геоцентризма", а Клинтон менял своё миросоцерцание с учётом этих фактов, принимая "гелиоцентризм". 

Увы, но идеология (примером которой является и религия) остаются уделом подавляющего большинства людей, партий, и государств. Россия - тому наиболее яркий пример. Идеологии меняются, но сам принцип идеологического фундамента государства остаётся неизменным - отрицание эмпирических фактов о самих себе и об окружающем мире. Гораздо проще верить во враждебное окружение чем в своё несовершенство, в ужасы непонятной науки и технологии чем в свою безграмотность и отсталость. Гораздо легче верить в свою исключительность, чем попытаться измениться к лучшему. 

Физиология мыслительного процесса остаётся загадкой, именно поэтому многие предпочитают думать "кишками". Однако происходят и прорывы в этом направление. Профессор нашего факультета работает над тем, как читать активность головного мозга и с помощью дешифровки этой активности управлять телом и окружающим миром, миную периферическую нервную систему. Это ещё один шаг от восприятия мира "кишками" в сторону научного эмпирического восприятия мира - то есть мира как он есть, а не как мы его себе вообразили...

news.wustl.edu/news/Pages/21876.aspx
iefimov: (Default)
Иммануил Кант так определил Просвещение в своём знаменитом эссе 1784 года:

"Enlightenment is man's emergence from self imposed immaturity (Unmündigkeit, translated here as the phrase "immaturity and dependence" can also be read as "nonage") for which he himself was responsible. Immaturity and dependence are the inability to use one's own intellect without the direction of another. One is responsible for this immaturity and dependence, if its cause is not a lack of intelligence, but a lack of determination and courage to think without the direction of another. Sapere aude! Dare to be wise! is therefore the slogan of the Enlightenment."

"Просвещение - это освобождение человека от собственной незрелости, в которой он сам повинен. Незрелость и зависимость - это неспособность пользоваться собственным интеллектом без указаний другого. Вина за эту незрелость лежит на том, в ком причина незрелости не отсутствие интеллекта, но отсутствие решимости и смелости думать самостоятельно. Смей думать! - это лозунг Просвещения."

Централизация всех сторон интеллектуальной жизни ради сиюминутной свободы управления государством в России - это ещё одна задержка на пути России к Просвещению. Я привёл эту цитату работая над парой статей для русских изданий...

http://en.wikipedia.org/wiki/What_is_Enlightenment
iefimov: (Default)
Я уже довольно долгое время пытаюсь объяснить свою позицию по тому, как нужно строить экспертное сообщество России из того что есть. Увы, пока безрезультатно. Недавние дискуссии в Москве с Михаилом Гельфандом и Галиной Цирлиной увы - ни к чему не привели. Попробую ещё раз сформулировать мою точку зрения в виде полемики с тем, что коллега [profile] sergei_sh называет "проектом по созданию корпуса экспертов" (http://www.scientific.ru/expertise). Моя точка зрения состоит в следующем:
  • Экспертное сообщество возникает и растёт вместе с новыми интересными направлениями науки, рождающимися из новых научных открытий, из развития новой высокой экспериментальной технологии, и новых междисциплинарных направлений.
  • Формирование новых экспертных групп возможно в виде "научных песочниц" для учёных - новых научных журналов и профессиональных сообществ, в которых такая группа должна развиваться в конкуренции с существующими журналами и центрами экспертизы. Эти инновационные площадки строительства экспертного сообщества будут создавать новые методы экспертной оценки качества публикаций, технологии разрешения конфликтов и скорости доведения научного результата до читателя.  Они также смогут гибко реагировать на новые технологические возможности в деле рецензирования и публикации данных с использованием аудио, видео и интернет-технологий, ставших стандартом на Западе.
  • Экспертное сообщество не может родиться по 5-ти летнему плану, указу начальства или в результате выборов той или иной части существующего научного сообщества, так как никто кроме самой природы (или, если угодно, Бога) не может предсказать какое направление науки станет критическим в следующие 5-10 или более лет.
  • Законы развития экспертного сообщества предполагают гибкость в организации и выборе критериев экспертизы. Попытки разбавить существующие умирающие или уже умершие структуры и редколегии "новой кровью" подобны библейскому афоризму о вливание нового вина в старые меха. Выбор по критериям прежних заслуг обречён на то, что редколегии будут доминированы представителями часто уже умерших научных направлений, то есть направлений которые прошли бурную фазу роста и пережили свой жизненный цикл. В каждой области науки есть разделы, давшие тысячи публикаций и оказавшиеся либо тупиком, либо не самым плодотворным направлением. Однако следуя логике "демократических выборов" - именно такие направления продолжат доминировать в "экспертном сообществе" созданном по принципам выборов из экспертов с длинным послужным списком. В тоже самое время новые направления, с историей в 5-10 лет - не получат возможности развития.
  • Россия доожна сформулировать государственную политику поддержки инновации в деле самоорганизации науки.  Я бы предложил за счёт государственного инновационного фонда создание интернет платформы для организации новых научных журналов, их инфраструктуры, линий коммуникации, и средств поддержки процесса экспертной оценки и принятия решений. Нужно создать механизм для развития инициативы снизу - любая группа учёных могла бы прийти с идеей создания нового журнала в той области науки, в которой по их мнению не существует издательской площадки. Они должны предоставить заявку со структурой их научного сообщества, редакционной политики, списком редколегии и письмами поддержки от членой этой редколегии.
  • Такой же механизм нужно воспроизвести в деле организации научных обществ и научных конференций. Gordon Research Conference (http://www.grc.org), Keystone Symposia (http://www.keystonesymposia.org), Kavli Institutes (http://www.kavlifoundation.org/) - примеры гибкого и эффективного управления новыми научными исследованиями. Я организовал одну из конференций в рамках Gordon Research Conference с нуля, так как в нашей научной дисциплине был недостаток форумов для представления результатов по механизмам сердечных аритмий - и должен сказать, что это прекрасно работающая идея.
В России постоянно раздаются голоса о том, что нет поколения 30-40 летних. Его нет потому, что это поколение не допускаяется к управления наукой. В бизнесе и политике именно это поколение сейчас у власти. А в науке - всё что ему предлагается - это второстепенные роли в умерших журналах, и выродившихся научных сообществах. Единственный способ вернуть это поколение - это дать ему возможность самоорганизации вне рамок существующих структур РАН. Увы, но проект о котором говорит коллега [profile] sergei_sh - это ещё одна попытка сохранения статуса кво путём постепенной ассимиляции энергичного и реально работающего в науке поколения в рамках безжизненных структур РАН.
iefimov: (Default)
Коллега  [profile] olegtal поднял интересную тему о будущем русского языка, которая довольно провакационно была поставлена в статье Бориса Мельца "У русского языка нет будущего". Я бы сначала спросил, о каком будущем идёт речь? Как о языке народа? Государства? Регионального общения? Культурного и научного общения? Экономического и политического общения? Мирового образования?

Я помню у нас курсом или двумя старше учился весёлый и доброжелательный парень с севера по имени Миша Дяфу. По национальности он был ульч. Ни до него, ни после я никогда не встречал второго ульча. Если я правильно помню в 1980-е годы на свете было всего около 800 ульчей. У них был свой язык, хотя не было письменности. Мишу постоянно выгоняли за пьянство и за неуспеваемость. Но потом приезжала делегация ульчей и уговаривала деканат его восстановить, так как он был первым за всю историю народа ульчей, который попал в ВУЗ. Не знаю чем эта история кончилась. Учиться Миша начал задолго до меня, но не закончил с моим выпуском. По-моему он таки закончил МФТИ, но вскоре умер первым и последним дипломированным ульчем.

У русского языка, конечно, есть будущее. Как есть оно даже у языка ульчей, языка общения одного народа, с сокращающимся населением и влиянием. Но врядли о таком будущем идёт речь.

У Тарковского в Андрее Рублеве, завистливый бесталанный монах процитировал кого-то из великих: "Познаешь вещь, яко наречешь ея". У того языка есть будущее, который нарекает новые вещи и понятия. Тот народ может претендовать на первенство своего языка и желание других народов учить их язык, который:

1. Раздвигает пределы существующего знания и нарекаем новые природные явления, законы, виды животных, частицы и планеты,
2. Создаёт новые лекарства, методы лечения, медицинские приборы и методы диагностики,
3. Волощает новое знание в новые технологии, коренным образом меняющие жизнь человека на всей планете
4. Создаёт новую литературу, музыку и искусство, которые напрямую апелирует непосредственно к каждому человеку на земле.

Только так можно претендовать на будущее без раболепного заимствования слов из языка лидера, без стыдливых переводов терминов, учебников, музыкальных тем и стилей, кинематографических решений, названий блюд экзотической кухни. Торгавля полезными ископаемыми на основе технологий 19 века врядли добавит шансов на открытие новых горизнтов знания, экономики, медицины, или культуры. Поэтому нужно смотреть на вещи реально - язык необразованного народа обречен на провинциальность и местечковость.

К счастью, у всех народов есть шанс. Первенство в научной, технологической и культурной областях никогда не задерживается в одном месте надолго. Греческий, латынь, арабский, итальянский, французский, немецкий, английский уже были языками-лидерами. И за исключением последнего перестали им быть, уступив место новому амбициозному лидеру, готовому смотреть на важные вещи с оптимизмом по будущему, и не ностальгией по прошлому. Вопрос только в том, воспользуется ли Россия этим шансом? 
iefimov: (Default)
У нас нет журнала как Atlantic Monthly, где уже 150 лет, не прерываясь на суету, образованный национальный класс ищет идеал разумного политического устройства. Поэтому трудно уследить развитие национальной русской мысли, прерывистой, извилистой и то затухающей, то опять воспламеняющейся. Каждые два-три-четыре поколения в России всё переворачивается как гончарный круг - рабы становятся господами, а господа - рабами. Но не меняется суть рабского устройства жизни. Интересно, сколько интеллектуалов в России способны написать 300 слов на тему "Будущее Русской Идеи"? Написать без завываний и причитаний, без клоунады и ёрничанья, без ксенофобии и обвинений всего мира в своих бедах и в заговоре против России...

Один мой хороший друг англичанин однажды во время застолья, как-то просто и обыденно рассказал мне почему он стал учёным и профессором. Англия несколько веков предоставляла своим молодым амбициозным талантам возможность проявить себя и вырваться из обыденности островного существования через завоевание земель и расширение географических и экономических рубежей. Это было отдушиной и возможностью для любого человека с душевными силами и кретивностью стать успешным и состоявшимся. Во второй половине 20 века у молодых англичан эта возможность пропала - мир стал полностью освоенным. Но появилась другая - обратить свои таланты и амбиции в мир науки - расширить горизонты знания. Поэтому именно туда пошли самые талантивые и креативные люди вот уже 3-4 поколений. В этом мой друг, профессор одного из ведущих британских университетов, увидел Будущее Английской Идеи, и будущее Британии переросшей детское увлечение географическими завоеваниями и потерявшей большинство своих имперских завоеваний в ходе освободительной борьбы бывших колоний.

Одновременно с этой неосознанной трансформацией в Англии, такая же точно произошла в Америке. В последний год своей жизни президетн США Рузвельт поручил своему научному советнику Вонневару Бушу разработать программу по послевоенному научному строительству. Он её разработал и представил уже следующему президенту Труману, заместившего умершего Рузвельта, озаглавив "Science The Endless Frontier" (http://www.nsf.gov/od/lpa/nsf50/vbush1945.htm). Как и англичане, Вонневар Буш заключил, что развитие американского общества и его конкурентоспособность после освоения всех географических и экономических пустот на Земле возможно только через науку. Развитие науки и технологии не имеет границ и поэтому конкуренция на этом поприще неиссякаема. Именно в этом он видел Будущее Американской Идеи.

Россия недавно пережила такой же шок как в своё время Англия - потреяла многие из своих бывших колоний, ставших либо слишком опасными с точки зрения баланса идеологии и культуры, либо слишком обременительными с экономической точки зрения. Россия начала понимать что география будет такой, какая она есть - расширения больше не будет. Удержать бы то, что есть. Экономические баталии за место под солнцем тоже врядли принесут какие-либо значительные изменения в обозримом будущем. Россия как есть, там и останется экспортёром природных ресурсов, в основном с минимальной переработкой или в сыром виде.

Будущее же России, как и Англии и Америки, в развитие последнего непокорённого ландскейпа - научной и технологической воображаемой прерии или джунглей. Только в науке нет границ и есть бесконечные возможности для амбициозных креативных людей проявить себя, создать новое знание и новые технологии, которые могут изменить мир больше чем путешествия Колумба, Магелана  или Гагарина.  Если Россия этого не поймёт - не займётся всерьёз и надолго развитием науки - будет продолжаться исход креативного класса туда, где это уже поняли и начали охоту за мозгами - в старом и новом свете, на богатом Ближнем Востоке и в пробуждающейся Азии.
iefimov: (Default)

История развития естественных наук, как, наверное, и история любой деятельности человека, проходит через периоды, которые колеблются между крайностями редукции и синтеза. Интересно, что это отслеживается на многих уровнях. Например научное видение мира живёт по законам маятника на методологическом и философском уровнях.

 

March 2013

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios