iefimov: (Default)
Закончилась конференция “Научная диаспора и будущее российской науки”, проходившая в Европейском Университете в Санкт-Петербурге 24-25 июня 2010 года. Конференция, проведённая с финансовой поддержкой фонда “Династия” и Роснано, собрала успешных учёных - представителей российской научной диаспоры, работающих за рубежом, с российскими учёными, сумевшими сохранить высокий уровень исследований в России. Основатель фонда “Династии” Дмитрий Зимин принял активное участие в работе этого форума. Кроме Дмитрия Зимина в форуме приняли участие представители РосНано Леонид Гозман и Министерства Образования и Науки Сергей Иванец.

Конференции подобные этой проводятся уже более десятилетия. В 2002 году в Дубне была проведена похожая по формату конференция “Интеллектуальный мост Россия-Запад: проблемы и перспективы”, на котором я делал сообщение на тему “О методах взаимодействия российской и западной научных сообществ”. Я сформулировал свои идеи тогда на страницах Независимой Газеты (Российские научные диаспоры: Сменится ли "утечка мозгов" приездом "ученых немцев"? - http://www.ng.ru/science/2003-02-26/12_brane.html). За 8 лет мало что изменилось за исключением научного уровня участников. Если в начале 2000-х в конференции о роли диаспоры приняли участие в основном начинающие учёные уровня постдоков, то в 2010-м на конференцию приехали по настоящему известные учёные с мировым именем, занимающие профессорские должности в лучшх университетах США и Европы. Например, двое участников конференции являются лауреатами филдсовской премии по математике - Ефим Зельманов и Владимир Воеводский. Это отражает взросление русской диаспоры в мировой науке. Однако идеи о том, как диаспора может помочь возрождению науки в России, выраженные в докладах участников мало изменились. Большинство идей можно свести в тому, что мы предлагали в 2002 году. Вот как это было сформулировано мною в той статье 2003 года в Независимой Газете:

“Научная работа любой западной лаборатории ведется через интернациональные коллаборации и интернациональную ротацию кадров. Россия участвует в этом процессе, но здесь существуют значительные резервы. Научное взаимодействие может быть расширено по следующим направлениям: 1) научная коллаборация через механизмы западных и российских научных фондов; 2) стажировка молодых российских ученых в западных лабораториях; 3) участие ученых российской диаспоры в инновационных проектах в России; 4) участие ученых российской диаспоры в научных экспертных советах России.”

За два дня на конференции в Санкт Петербурге эти же идем были повторены с пафосом и без пафоса множество раз многими участниками конференции. По настоящему новых идей было не так уж много. Однако по сравнению с 2002 годом эти идем уже начали воплощаться, хотя некоторые участники не были информированы об этом.

Так, например, уже год работает программа правительства “Проведение научных исследований коллективами под руководством приглашенных исследователей”, которая финансирует сотни совместных научных проектов между российскими и западными лабораториями. Эта программа вызвала много критики по поводу методов проведения экспертной оценки заявок и принятия решений. Но в целом, на мой взгляд, програма успешна и она продолжает эволюцию в правильном направление. На конференции Сергей Иванец из Минобра объявил о новом конкурсе "О мерах по привлечению ведущих учёных в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования", который открылся 25 июня 2010 года (http://mon.gov.ru/pro/ved/uch/). Этот конкурс позволит ведущим учёным мира создать лаборатории в России с помощью финансирования до 150 миллионов рублей на 5 лет. Как и в случае предыдущей более скромной по уровню финансирования програмы, новая програма вызвала множество вопросов и нареканий. Например, эта програма предполагает пребывание иностранных учёных в России не менее 4 месяцев в году. Это требование делает невозможным участие профессоров из США, которые как правило обязаны работать 9 месяцев в своих университетах, и могут распоряжаться по своему усмотрению только 3-мя месяцами. Непонятна спешка, с которой должны готовиться заявки в течение всего одного месяца и проведение экспертизы, также в течение одного месяца. Такая спешка не имеет аналогов в мировой практике проведения крупных научных конкурсов и может привести к нерациональному использованию значительных средств. Хотелось бы изменить условия проведения этого конкурса, но времени для этого практически нет. Я написал письмо президенту России Дмитрию Медведеву с призывом изменить хотя бы сроки пребывания в России - с 4 до 3 месяцев в году. Посмотрим, что получится.

Развитие научных кадров России также было в центре внимания многих выступавших. Хотя многие из них не знали о уже существующих програмах. Различные российские федеральные и региональные гранты уже поддерживают стажировку учёных России в западных лабораториях. Я пока не отказывал никому, кто хочет приехать по такому гранту на срок от одного месяца до года для изучения научных экспериментальных методов в моей лаборатории. Я уже принял учёных из Санкт Петербурга, Казани и Саратова и ожидаю из Белгорода. В России есть механизмы поддержки таких стажировок, если есть желание российских учёных учиться новым научным методикам. Хотя, конечно, расширение таких возможностей для краткосрочных поездок молодых учёных было бы очень полезным для повышения квалификации и расширения научных методов, доступных учёным России.

Инновационные проекты в России с участием зарубежных учёных и предпринимателей также набирают обороты. Роснано является хорошым примером того как такие проекты могут быть трансплантированы на российскую землю. А проект в Сколково обещает стать новым хабом инновации. Мне довелось участвовать в недавней встрече группы по обсуждению научного и образовательного контура проекта Сколково. Мнения участников этой группы были самого широкого спектра: от необходимости создания полнокровного исследовательского университета на территории Сколково, до полного исключения образования из этого проекта. Однако консенсус по-видимому находится посередине. В Сколково будут созданы магистратуры и аспирантуры по ключевым направлениям исследований и технологий, которые будут развиваться в этом новом центре инновации. Эти образовательные программы будут созданы с участием российских и западных университетов, среди которых возможные партнёры включают МГУ, МИСиС, MIT.

Участие международных экспертов в научных советах России также набирает обороты. Руководители проекта в Сколково уже объявили о планах включить в своей научный совет зарубежных учёных. Дмитрий Зимин на этой конференции также объявил о своих планах на включение зарубежных учёных в совет фонда “Династия”, который теперь возглавит ректор РЭШ Сергей Гуриев. Решение о конкретных членах советов как в Сколково, так и в “Династии” будет принято в ближайшее время. Хотелось бы, чтобы это стало заразительной традицией в Российской Академии Наук и в университетах России. Участие успешных зарубежных учёных в их научных советах позволило бы внести свежую струю в образование и науку страны и поднять их стандарты на мировой уровень. Такие интернациональные советы существуют во многих университетах и центрах инновации мира. Почему Россия упорно отказывается от иноземных советников мне не понятно. Но думаю, что это неправильная и слабая позиция, которая сдерживает рост страны.

Одна из важнейших проблем, обсуждавшихся на конференции была проблема интеграции учёных, имеющих опыт работы в ведущих университетах запада и привыкших к западным стереотипам поведения, с коллективом российских учёных и с российской бюрократией. Как показывает опыт тех немногих, кто решился стать “возвращенцем”, это очень непростая задача, которая грозит стать невозможной для многих. Многочисленные барьеры связанны с признанием научных степеней и публикаций, с визами и паспортами, с ничтожными зарплатами большинства учёных, что создаёт нелёгкую этическую дилему для высокооплачиваемых “варягов”. По-видимому, одним из возможных решений этой проблемы станет создание изолированных центров образования, науки и инновации или “сетевых университетов”, в которых будут преобладать учёные вернувшиеся с запада и иностранцы. Такие центры могли бы стать зёрнами культуры науки и образования принятыми во всём мире, но пока не пустившими корни на российской земле. Именно так создавались первые российские университеты при Александре I в XVIII веке, и по-видимому этот опыт придётся повторить в XXI веке. Такие центры позволят воспитать новое поколение лидеров образования и науки России, которые не испорчены чинопочитанием и непотизмом российской академической бюрократии, и которые обладают энергией и свободой мысли необходимой для возрождения науки России.

March 2013

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 10:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios