Apr. 12th, 2012

iefimov: (Default)
Прочитал/читаю интересные книги, очень созвучные времени.

1. Захар Прилепин, "Санькя". Несколько месяцев назад, будучи в России, лежал без сна в номере отеля на Васильевским Острове далеко после полуночи. Разница часовых поясов не давала заснуть, крутила по узкой неудобной кровати. Включил телевизор - попал на какую-то бритую голову почти совершенной яйце-образной формы. Передача, по-моему, так и называлась - "После полуночи" - очень кстати. Слушал и во многом соглашался с брито-яйце-головым молодым человеком, который оказался писателем. Уверенный в себе, пишущий меньше 10 лет, бывший то ли мент, то ли омоновец, потом журналист, но уже "заслуженный" писатель, судя по ничего мне не говорящим премиям. Я решил почитать его - от тоски по умершей русской литературе - может хоть этот хоть немного лучше череды бесконечной бездарной пошлятины ... На следующий день купил в книжном на Невском Проспекте напротив Казанского собора пару его книг. Но до книг так и не добрался, публицистика оказалась неудобоваримой, а другую книгу где-то обронил дома и не могу найти. А тут подвернулась электронная версия его книги "Санькя", купленная мною на сайте ЛитРес (или что-то в этом духе). Книга - совеременная версия "Бесов" Достоевского. Автор явно не страдает от приступов комплекса неполноценности - если уж сравниваться, то с самым-самым великим русским писателем, передирать - так у лучших. Книга читалась (слушалась) с интересом - подогреваемым моим незнанием России, которая в ней описывалась, как когда-то, помнимое до скрипа дивана и жужжания комара, чтение "Бесов" Достоевского. Но, увы, Прилепин - все-таки не Достоевский. "Бесов" и "Идиот" я читал на одном дыхание - не мог оторваться, читал всю ночь напролёт... "Санькя" - с его, иногда вымученными долгим думанем, метафорами и параболами - читался как неплохой, но всё же криминальный роман чуть получше Агаты Кристи, но хуже Шерлока Холмса. До Достоевского - с его паталогическим психологизмом - достанция огромного размера.

Но, может, ещё вырастет Захар Прилепин из своих коротких штанишек а-ля Достоевский. У меня появилась надежда на светлое будущее русского проекта - может язык всё же сохранится и не утонет в клоаке донцовых-акуниных-пелевиных...
iefimov: (Default)
2. Hector A. Colwell, An essay on the history of electrotherapy and diagnosis, London, William Heinemann, 1922. Старые ломкие страницы, множество иллюстраций, всего два читателя этой книги до меня за 90 лет ее стояния на полке университетской библиотеки (Northwestern University) - 28 января 1934 года и 13 апреля 1990 года. Книга написана английским врачам на замечательном английском языке об истории применения электричества в медицине. Юмор, научная глубина, историческая перспектива и философский взгляд на науку и медицину. Очень рекомендую, хотя понимаю, что четвертого читателя эта книга еще долго не увидит.

3. Александр Солженицин. Архипелаг ГУЛАГ. Слушаю с благоговением. Замечательный чтец у этой аудио книги. Сильный голос, напоминающий мне голос зека, с которым судьба свела в середине 1980х в Норильске, в общежитие Норникеля. Этот ЗК был, видимо, блатным, но уже в годах - много повидал, и о многом раскаивался. Я вспомнил как отец привез как-то дрова для печки, на этот раз из странного места, не из леса как обычно. В нашем закрытом городе Красноярске-26 иногда открывались неожиданные тайны. Я в детстве не подозревал, что город строили зеки, пока мой учитель истории не рассказал, как он убежал от неминуемого ареста сразу после выпуска с исторического факультета МГУ, тем что уехал в Сибирь и завербовался работать учителем на зоне. Потом зону закрыли и он стал учителем истории в средней школе, не потеряв бдительности. Но это было открыто мне уже после моего взросления. А отец рассказал, что на этот раз дрова дали (выписан наряд) собрать на месте бывшей зоны, это были бревна бывших бараков. Среди них попадались сваи из лиственницы, на которых эти бараки стояли посреди топи болота. Осмоленные и забитые на метры в чавкающую жижу. На одном из осмоленных лиственничных бревен, которое должо было сгнить за несколько сот лет в болоте, на конце, загнанном в это болото, мы прочитали письмо, нацарапанное гвоздем, письмо в вечность: "Дорогая любимая Маша! Я знаю что никто никогда не прочитает это письмо. Оно сгниет в этом болоте. Как и я. Но мы встретился в вечности, которую нам дарует Господь за те страдания что мы уже пережили, и что еще предстоят." Вот такая геополитическая катастрофа.

И после этого покорная Россия в своем безумии "избирает" одного из своих мучителей-гебешников своим бессменным властителем. Только Россия способна на такое забвение миллионов замученных своих сынов и дочерей. Прав Солженицын, когда подмечает, что гебешное неграмотное выражение "изменники родины" открывает правду: если ты изменил Родине, то ты - "изменник Родине". А если родина изменила тебе, бросила тебя в лапы самого мерзкого отребья, которое владело Россией в 20-м веке, и наследники которого продолжают владеть оставшимися еще не вымершими 145 миллионами, то ты тот кому изменила Родина - "изменник Родины".

Интересно. Читают ли эту книгу новые поколения русских людей? Сомневаюсь. Пока цены на нефть высоки- зачем об этом думать. А потом - хоть трава не расти... И это то самое, что нужно жандармскому правительству России, которая впервые за всю свою историю отдалась жандармам бесконтрольным и беспощадным. Даже при опричнине над ними стоял хоть и сумашедшый но Иван Грозный. А тут одни опричники у власти.

March 2013

S M T W T F S
      12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:50 pm
Powered by Dreamwidth Studios